hintera
Гениальная блондинка с манией величия и садистскими наклонностями
Название: Аркаим
Автор: hintera
Бэта: нет
Фэндом: АРН
Пейринг: Россия/Аркаим, намек Россия/Китай
Рейтинг: G или PG
Жанр: слеш, флафф, чуточку ангст, немного романтики, АU
Дисклеймер: Может ли воскреснуть человек? Навряд ли. А может ли воскреснуть сгинувший в веках город?
От автора: Я вот уже 3 года все собираюсь съездить в Аркаим! И все никак не получается. :( Собралась в четвертый раз, надеюсь наконец-то доеду… Раз в реальности туда доехать пока не получается, моя фантазия решила съездить туда самостоятельно. :)

Очередная конференция и привычная возня участвующих стран не вызывали ни какого интереса. А размеренный гул вводил в какой-то странный транс, обостряя все чувства, и даже раздражающий голос Америки звучал где-то на заднем плане и удивительным образом вписывался в общую массу. Брагинский чуть нахмурился. Уже несколько дней его тревожило непонятно-тянущее ощущение. Временами создавалось впечатление, что что-то или кто-то пытался прорваться сквозь непроглядную глубину веков. Дозваться до России. Подать весточку из призрачного прошлого. И вот сейчас это ощущение, похоже, достигло своего пика.
- Иван, - сидевший рядом Китай настороженно всматривался в застывшее, словно фарфоровая маска, лицо России. Неподвижный мерцающий взгляд лиловых глаз обращен куда-то в пустоту, в незримую пустоту доступную только избранным.
- Иван, - чуть более громче, но стараясь не привлекать ненужного внимания, брюнет осторожно касается ледяной руки Брагинского. – Иван, что с тобой, ару?
Неожиданно Россия поднимает взгляд и Ван застывает. Тот смотрит не на него, а через него, словно Китая не существует. Сейчас перед взором Ивана хрупкий улыбающийся юноша с длинной златовласой косой, с алым ободком-лентой опоясывающий голову и лоб, в простой потертой временем рубахе расшитой геометрическим орнаментом, складывающимся в странный узор, и золотым амулетом, изображающим древний славянский символ Солнца…
- Аркаим…, - одними губами произносит русский и тут же образ прошлого исчезает, растворяясь, словно призрачный дым. - …Ван? – Брагинский удивленно смаргивает и видит взволнованные темно-карие глаза. Глаза, которые выдают все эмоции Яо, как и тонкие пальцы, тревожно сжимающие его руку. Иван чуть улыбается, причем так тепло и нежно, что Китай тут же краснеет, вспоминая, где именно они находятся. Улыбка слишком редкая, слишком личная, даже интимная, словно нежданно подаренное откровение. – Прости, что напугал… Я должен уйти…
Брагинский поднимается, привычным движением поправляя длинный белый шарф и горевший только что спор, под непосредственным надзором Америки, резко затихает, возвращая миру долгожданную тишину.
– Прощу прощения. Продолжайте без меня. – Спокойный, немного низкий голос, в котором проскальзывает что-то имперское, притаённо властное и немного усталое.
Россия знает, что его сейчас ждут в совершенно другом месте. Его ждут дома. А еще высокий блондин с пепельно-русыми волосами знает, что ему здесь не место. Не место в этом бурлящем омуте европейских проблем во главе с надоевшим до зубной боли Америкой. Холодный взгляд ярко лиловых глаз со смесью чего-то странного, непоколебимого встречается с горящим небесно-голубым. И открывшийся для очередной геройской тирады, а так же вопросов, отговоров, уговоров и прочего, рот Альфреда тут же закрывается и слова готовые вырваться наружу, застывают, осев невысказанными образами.
Огромная дверь тихо хлопает, оставляя за собой в полном недоумении и ступоре собравшиеся страны. Вот только удивление Англии сейчас было другим, отличным от остальных. Ибо он, как и Россия мог видеть то, чего не видят другие. Всего лишь пара секунд, но зеленоглазому британцу хватило, что бы узреть, как в проеме двери Брагинского радостно встречает огненно-крылатый пес с ярко алыми глазами и серебристо-лунной шерстью*.
---
Бесконечная степь южного Зауралья, где бескрайнее чистое небо, да, словно причудливые волны, лысые холмы с привольным гуляющим ветром. Недалеко, впереди раскинулись почти пересохшие от времени и степного солнца две реки - Караганка и Утаганка, а на их слиянии находится потерянный во времени древний город…
Россия чуть улыбается. Сколько раз он был здесь! Десятки, сотни, тысячи? Иван прикрывает глаза, отдаваясь на секунды воспоминаниям далекого прошлого. Память тут же услужливо уносит в эпоху Крито-Микенской цивилизации и Среднего царства Египта. Тогда еще совсем юный Иван встретил удивительного юношу из сказочной страны затерянной среди арктических льдов. Страну, которую потом будут искать многие, но так и не найдут…** Страну, которая по воле богов нашла приют у его матери - Великой Руси.
- О чем задумался?
Иван открывает глаза. Огненно-лунный бог Семаргл, верно следовавший за ним все это время от самых дверей конференц-зала, внимательно всматривается в лицо русского.
- Ни о чем…Просто вспоминал…- он миролюбиво потрепал бога-стража по серебристой холке, пес понимающе фыркнул.
- Волнуешься?
- Нет.
- Ага. Как же! - Зверь усмехнулся, озорно прищурив алые глаза. – Такое событие не каждое тысячелетие происходит! Даже мы растерялись, а он…а, да Перун с тобой! – Крылатый уселся на землю, почесывая серебристой лапой острое ухо и поглядывая на Россию. - Дальше, я не пойду, сам понимаешь...
Иван загадочно улыбнулся. О да, Семаргл не любит шумную толпу туристов, да и к тому же пес не хочет оказаться в роли - «третий лишний».
- Конечно…, - Брагинский благодарно потрепал пса по голове и уверенно направился к виднеющимся руинам. Зверь лишь покачал головой и остался на священном холме, провожая долгим взглядом высокого парня, чьи пепельные волосы весело трепал хулиган-ветер.
---
Россию живой суматохой встречает старинный город-крепость-храм, найденный археологами еще несколько десятилетий назад. Перед глазами предстают возрожденные оборонительные стены, круговые и радиальные улицы, ниши с крытыми двориками и… многочисленные туристы, приехавшие в день солнцестояния. Конечно, сегодня же особый день! Брагинский чуть улыбается и, стараясь казаться более незаметным в этой разношерстной толпе, ускоряет шаг. Миновав шумный внешний круг города, он попадает во внутренний, где, словно спицы в колесе, расположены древние жилища. Еще пару поворотов и перед ним появляется ничем непримечательная изба из бревенчатых каркасов. Здесь относительно тихо и никого нет, но вездесущий ветер доносит людские разговоры и смех. Россия на секунду замирает. В голове ярким вихрем проносятся тысяча идей и фраз. И неожиданно он понимает, что нельзя сказать просто «Здравствуй!» тому, кого считал мертвым несколько тысячелетий, тому, кто исчез в далеком прошлом и был потерян в бесконечной реке времени. Блондин сглатывает и на секунду прикрывает глаза.
- Как же ты вырос Ванюша...- очень тихо, но этого достаточно чтобы резко взлетели пепельные ресницы и удивленный лиловый взгляд встретился со светло-лазурным, где бескрайнее степное небо переплелось с далеким отзвуком арктических льдов когда-то исчезнувшей родины.
Перед ним предстает красивый хрупкий немного бледный юноша, опирающийся о косяк тонкими руками. Длинные золотые пряди удерживает чуть выцветшая алая лента, а на пыльной одежде мягко мерцает древний символ Солнца. Юноша робко улыбается, словно извиняясь за что-то и на что-то надеясь, но боясь сделать следующий шаг. Он не знает, будет ли ему дарована новая жизнь, как когда-то Русью или придется вернуться обратно…
Златовласый чуть прикрывает глаза, понимая, что вот так простоять он еще сможет от силы еще пару секунд, а потом…а что потом, думать не хочется. И тут же тихонько охает, когда неожиданно сильные руки бережно подхватывают, притягивают, не давая упасть и снова исчезнуть.
- Аркаим, - шепчет Иван, крепко, но бережно обнимая златовласое чудо, притягивая как можно ближе и зарываясь носом в шелковые пряди, - Аркаим…живой…живой…, - сухие губы, словно невесомые бабочки, касаются мягких, чуть пахнущих пылью и степью волос. А на губах светлая нежная улыбка.
Юноша вцепляется в Брагинского, словно боясь, что тот его отпусти, прогонит и самое страшное – скажет, что он ему не нужен! А еще он боялся, что его не вспомнят…
- Прости…, - чуть-чуть дрожат худые плечи, а по щекам текут горячие слезы.
Неожиданно Брагинский замирает, удивленно приподнимая за подбородок голову Аркаима и внимательно всматриваясь в светло-лазурные глаза. Пальцы тут же становятся мокрыми от соленных дорожек слез и неожиданно хочется стереть их, убрать и сделать всё, чтобы этот северный ангел, приютившийся в степях с неумолимым ветром, больше никогда не плакал. Ну, если только от счастья.
- За что?
Златовласый юноша тихонько всхлипывает, роняя прозрачную каплю с мокрых ресниц, и тяжело вздыхает.
- За то, что умер… За то, что воскрес, - еле слышный ответ. И сердце словно пропускает удар, для того чтобы забиться в бешеном ритме, в таком же бешеном, как и ураган чувств, сомнений, надежд и глупых вопросов, которые сплетаясь перебивают друг друга и путаясь не позволяют сказать больше ни слова.
– За такое прощение не просят, – помолчав, тихо произносит Брагинский, бережно и легко беря на руки еще не окрепшего, возрожденного юношу и осторожно целуя в прохладный лоб.
Неожиданно ветер доносит мотив старинной немного грустной песни, которую Иван когда-то слышал в детстве. Так пела Русь... так когда-то научил ее Аркаим. Где-то недалеко небольшая группа людей, приехавшая на поклонение трем горам, что рядом с древним городом, поет найденную кем-то старинную песню…
Аркаим прикрывает глаза, утыкаясь носом в теплый белый шарф России, и на губах его появляется тихая счастливая улыбка.
---
* - Семаргл – славянский Огнебог, Бог огня и Луны. Ночной страж с огненным мечем, что охраняет славянские земли от Зла и оберегает дома и очаги. Способен принимать образ священного крылатого пса.
** - по одной из версии, Аркаим создали арийцы, древняя раса, пришедшая с Севера во время изменения климата в Арктических льдах. Некоторые считают, что Аркаим – это столица Ариана Вэджа, легендарная прародина ариев. (лично я в это не верю, но звучит красиво /\__/\) А вообще, архитектура Аркаима, жертвенные комплексы и погребальный обряд, все тексты аркаимской культуры отражают индоевропейскую мифологию.

@настроение: хорошее

@темы: мои фанфики, Hetalia